9 заметок с тегом

Сахалин

Позднее Ctrl + ↑

Сахалин-Итуруп. День второй. В гостях у чаек

К оглавлению

Компенсация за потерянную ночь сама куда-то смылась — встали мы в шесть утра. Костёр за ночь остыл и подумал над своим поведением — утром возни с кипячением воды было много меньше. Или это Серёга правила хорошего тона ему объяснил?

Присмиревший костёр.
В 7:35 мы попрощались с гостеприимным буреломом и выдвинулись в сторону дороги.
Пока с холма спустились, пока до ручья сходили — окончательно вышли в районе восьми.

Кстати, мы сейчас отдаляемся от моря или приближаемся к нему? По моим прикидкам — и то, и это. Ещё и параллельно оному при этом идём. Чудна береговая линия.

С утра оводы оказались гораздо любознательнее, и жужжащих облаков хватило на всех. Друг к другу мы старались не подходить, ибо каждому казалось, что после таких встреч у него становится слишком много крылатых друзей — за счёт перебежчиков из других отрядов.

Туман идёт в комплекте с утренней сыростью.
А вон ту мелкую травку позади ребят любят местные клещи. За два дня мы стряхнули с себя троих. Впрочем, этим наше с ними знакомство и ограничилось.
Сахалинские лопухи. Здесь они ещё маленькие.
Нам туда. Вообще-то нам на мыс Птичий, но Великан где-то там же. Зачастую их даже не различают.
Живописное болотце.
А знаете почему я стоя пишу, а не на рюкзаке сидючи?
Там занято.

У меня ещё на каждом ботинке штук по пятнадцать. И рядом они жужжат непрерывно. И по штанам ползают.
Впрочем, у остальных такой же эскорт. Не ходите, дети, в лес.

Часов в 11 вылезло солнце, разогнав насекомых — остались лишь самые стойкие. Устав отбиваться от желающих познакомиться поближе, на очередном привале я устроила разбор полётов, основательно проредив своих зудящих попутчиков. Новых почти не появилось, и стало мне совсем хорошо. Жарко только.

Видно же, что покушаться на нас перестали?
Куски голубого неба в ассортименте.
Вдоль дороги уютно расположился бамбучник — вон те скромные кусты слева.

Догнали пятерых на джипе. Точнее, возле него. «Перегрелись, — говорят, — а вы не перегрелись?» Узнав, до куда мы идём, опять удивились: «Мы не уверены, что до туда доедем сегодня, а вы дойти хотите.» Между прочим, мы уже две трети пути прошли, и осталось нам километров шесть.

Обедать решили на местной обзорной площадке. Воды тут нет, но запасы оной у нас имеются. А вот долго ли до ближайшего ручья — непонятно. Обозначенный на карте довольно-таки далеко. Зато эта горка — высшая точка сегодняшнего куска пути, и дальше преимущественно спуск. А ещё дорога повернула, и теперь мы по-настоящему приближаемся к морю, а не параллельно ему идём. Словом, жизнь прекрасна. И это стоит отметить — обедом.

Вдали виднеется море.
Солнце явно вознамерилось доказать нам, что оно тут — в соответствии с широтой — не хуже, чем в Сочи, и старалось вовсю.
Группа медленно поджаривается.
Пикник на обочине.

Как оказалось, связь между событиями «группа намазалась солнцезащитным кремом» и «пошёл снег/град/ливень (в зависимости от района)» мерещится не мне одной: оный крем никто не взял. Ошибочность мысли «на Сахалине вряд ли будет слишком солнечно» мне любезно подсказали уши, сгоревшие на третий день. Этим они, впрочем, не ограничились и, войдя во вкус, повторяли сие упражнение с завидной регулярностью. Заодно и остальному организму дурной пример показали.

В домике.

Ручей нашёлся в паре километров от обеда. К этому моменту дорога ушла обратно в лес, и окружала нас сыроватая лесная прохлада. К ней прилагались и старые друзья — оводы. Вот по последним мы ничуть не соскучились. Всё-таки хорошо, что на открытом месте пообедали.

Водопой. В зарослях поглубже — набирать удобнее.
С одной палкой через речки скакать не особо удобно. То ли дело — с двумя.

Следующая река оказалась в комплекте с небольшим озерцом — называть этот водоём лужей после того, как мы в нём искупались, как-то странно. А мы искупались. Даже почти все. До моря километра четыре, а нам уже не терпится.

Жара резко повышает привлекательность сего места.

Ребята нашли какую-то ягоду и обозвали её смородиной. Повышенная мохнатость оной их почему-то ничуть не смутила.
В половине пятого вышли к морю. На берегу несколько компаний отдыхающих да речка. С заводью и копошащейся в ней ребятнёй с надувным матрасом. Нам бы уже тут задуматься над температурой моря, ведь неспроста дети реку оному предпочли. Но проще было списать сие на то, что море, хоть и спокойное, всё же открытое, а тут деваться некуда — вода вблизи моря традиционно уходит под камни, и дальше русло сухое.

Дорога, видимо, на мыс Великан. Мы решили не проверять.
Спуск к воде показался нам более интересной идеей.

На берегу обосновалась кучка разномастных останцев причудливых форм. Неудивительно, что место сие пользуется популярностью. И, как понятно из названия «Птичий», не только у людей.

Самое время вспомнить, что мы на Сахалине.
Вон на тех дальних скалах и кучкуются птицы. Разнообразием видов они не блещут, с лихвой компенсируя это количеством: на камнях гнездятся исключительно чайки. Много-много чаек.
Вода в море оказалась неприлично холодной, и количество любителей водных процедур несколько сократилось.
Крики чаек на белой стене — это вот тут. А стена белая потому, что с неё те самые чайки стартовать любят.
Даже на небольших камнях полно подозрительно белых пятен.
Скучковав рюкзаки на подходящей для ночёвки площадке, ушли гулять по мысу.
Разбавим пейзажи.

Упёрлись в скалу, выходящую в море. Серёга полез до полочки, с которой дальше только в воду. Разулся. «По колено тут», — говорит. Ползу за ним. Ботинки сняла, уже готова занырнуть. Саша на середине скалы и дальше лезть желанием не горит. Я то ли подсказываю ей, то ли ловлю тот знаменательный момент, когда она соберётся в воду окунаться прямо в обуви. Ваня с Ириной на берегу — скала и для двоих тесновата.

И только одно не вписывается в эту картину. Точнее, один. Серёга, стоящий позади ребят — те его даже не заметили ещё. Ехидно интересуется, чем это мы тут занимаемся. Что за магия? А куда мы с Сашей тогда лезем?

А лезем мы, видимо, просто размяться, потому что прижим сей легко обходится по берегу. С нашей стороны вспомогательный канат сложно заметить — нужно под скалы подойти, чтобы его увидеть. Зато противовес, удерживающий его с другой стороны, сразу бросается в глаза. Он-то и подсказал Серёге, что наши упражнения в акробатике излишни. Я поленилась обратно обуваться — прошла по воде. Саша же охотно вернулась на берег и вместе с остальными через канат пролезла.

Выйдя из моря с ботинками наперевес, я упёрлась взглядом вон в тот канат. Сюрприз.
Местные.
Мысленно добавьте к сей безмятежности нескончаемый птичий гомон.
Дальше только по воде. Или по отливу.
В арке только корабля какого-нибудь не хватает на горизонте.
Всякий раз интересно представить, как такие штуки когда-то образовались ...
... когда они близко к прибрежным скалам, это ощутимо проще.

Вспомнили, что у нас с собой перекус. Вчерашний, видимо, ибо сегодняшний обед мы уже съели, а на завтрашний точно не покусились бы. Быстренько исправили это недоразумение, запивая козинаки и прочую колбасу водой из бутылок.

Времени седьмой час. Стало быть, дома полдень. И потянуло нас, видимо, в послеобеденный сон. Серёга с Ириной решили не сопротивляться благородному порыву организма и задремали. Нам же с Сашей не давало сделать так же отсутствие лагеря: под вечер расслабляться ощутимо приятнее именно в нём. Оставив сонное царство на Ваню, мы ушли решать сей вопрос.

В таком месте грех не задержаться.
Прелесть фотографии в том, что с неё чайки молчат.
Возвращаемся «домой».

По пути наткнулись на ручей. Как водопровод для лагеря он нас не вдохновил, ибо лагерю там места не было. Зато он был ближе, чем та речка у дороги. Тем более, потенциальный лагерь мы решили переместить — пока шли к рюкзакам, приметили уютное местечко. В два захода перетащили рюкзаки. Второй заметили наши пробудившиеся товарищи — их удивление по поводу самостоятельно ползущих куда-то рюкзаков видно было издалека. Когда ребята до лагеря добрели, тот уже переехал и был представлен двумя палатками. Мы попытались было убедить их, что уже утро, и палатки почти свёрнуты, да вовремя вспомнили, что один бодрствующий у них всё-таки был.

Вечерний поход за водой решили превратить в эксперимент: Серёга с половиной бутылок ушёл к ручью, а Ваня, прихватив оставшиеся — к реке. Второй вернулся настолько раньше, что мы успели устыдиться сей гениальной идеи. Близость первого водопровода не смогла скомпенсировать продуктивность второго: сходить до реки оказалось намного быстрее, чем наполнять бутылки кружкой из мелкого ручья.

Одного подопытного направили к ручью.
Второго — к речке.
Пока кто-то дремлет, камни сами собой в очаг складываются.
Как-то так.

На ужин жидковатый рис с морковкой, помидорами и всякими специями. Мясо в нём тоже периодически проплывало. «Японский борщ!» — охарактеризовала сие варево Саша. И переключилась на Серёгу: мол, бафф его очень похож на шапочку Санта-Клауса. Оказалось, не ей одной. Группа потребовала подарков, предлагая (или угрожая) достать под это дело носки. Свежеиспечённый Санта-Клаус заявил, что носки туристов в качестве рождественских не принимаются. Экий привереда. А ведь нынче всего лишь второй день похода, и носки ещё не напоминают химическое оружие массового поражения.

Подарки трясти с него.
Скала исправно напоминает мне голову женщины с высокой причёской.
К вечеру чайки не то что не замолчали — они даже громкость ничуть не сбавили. Говорливые какие.
Вид на лагерь с кромки моря.

Почему-то придумав, что выходить из палатки удобнее от моря (к лагерю же), я нахлобучила подсохший тент в соответствии с этой мыслью. Молнией к костру то есть. Совершенно забыв, что у самой палатки тоже есть выход. И он один — к морю. В противоположную, стало быть, сторону. И теперь они немного не совпадают: открывшие наружный вход упрутся в сплошную стенку, на месте которой должен быть вход внутренний.

Привыкла я, видимо, с симметричными палатками, имеющими два входа, общаться. Хотя в это оправдание не вписывается вполне осмысленное действие по перетаскиванию входа к костру. Впрочем, отворачивать единственное окно жилища от вида на море — так себе мысль. И хоть бы кто-то остановил это безобразие.

Перетаскав к палатке все приглянувшиеся камни, я закрепляла последнюю петлю, мысленно уже расстилая спальник и вытягиваясь на нём в полный рост... Осознание пришло внезапно. Кажется, оно даже не самостоятельно зачесалось — кто-то его подопнул своим вопросом.

Ломать — не строить, и разобрали конструкцию мы быстро. «Мы» — это ко мне Серёга присоединился. С ним да с уже подготовленными камнями мы шустро убедили избушку повернуться к скалам задом, к морю передом.

Диверсия вечера.
Вот теперь у палатки есть вход.
Судя по ракурсу, фото сделано с воды. Похоже, его автор — чайка. Или нерпа.

Для интересующихся: за день мы прошли километров 20, ещё один по берегу нагуляли.

День третий. Да здравствует рыба!

2019   Сахалин

Сахалин-Итуруп. День первый. Приключения начинаются

К оглавлению

Февраль. Солнечный ветреный день, располагающий к кайтингу. Условно мягкий снежок на Шарташе...

Казалось бы, при чём тут медведи, о которых наперебой расспрашивают меня Саша с Серёгой? Особо интересует их опыт личного общения с этими зверьми. Убедившись в скромности оного, ребята заметно расстраиваются. Во дела. Нет бы за меня порадоваться. И всё-таки, при чём тут медведи?

Оказалось, я опять всё пропустила: народ собирается в поход по Сахалину и Курильским островам. Мало того, намечается уже две группы, ибо единого мнения о наиболее интересном острове как-то не случилось. Меня зовут в ту, что нацелилась на Итуруп. Что ж, Итуруп, так Итуруп: всё равно я лишь смутно представляю, где сие находится.

Уже вечером выяснилось, что и в той группе про меня не забыли, просто Аня искренне считала: про планируемое безобразие я знаю, но не горю желанием в нём участвовать. Без особой надежды попытавшись переманить её к нам, получила в качестве агрумента железное «я уже пообещала» и встречное предложение, от которого отбилась ровно тем же. Вот и поговорили. Кажется, мы опять идём в разные походы.

Наши планы добраться до Итурупа на пароме сломались вместе с Поларисом, работавшим тем самым паромом. Стало быть, не зря с обратной дорогой подстраховались, купив билеты на самолёт. С Итурупа-то мы теперь выберемся, осталось на него как-нибудь попасть. А вот с этим было весьма грустно. Теплоходные кассы далеки от прогресса, и билеты на паром с Сахалина продаются исключительно на Сахалине. Претендентов на них обычно полно, так что вариант «приехали и на месте купили» имеет приписку «ежели повезёт». То есть отпадает — за ненадёжностью.

Именно поэтому на обратный путь обе группы взяли авиабилеты — перспектива застрять на островах не радовала никого. Впрочем, возможность варианта «не повезло» от этого никуда не делась. Но о сём позже.

Самолёты на подходящие (и не очень подходящие) числа уже забиты. «Игорь Фахрутдинов» (который теплоход) отдувается за двоих, курсируя между четырьмя островами: Сахалин, Итуруп, Кунашир и Шикотан. Ближайшие рейсы до Итурупа — пятого и десятого августа. Прилетаем мы третьего числа, то есть первый бы нам подошёл. Но есть один нюанс: в августе на том острове будет молодёжный форум. Аж всероссийский. Посему билеты на пятое августа закончились ещё до открытия продаж.

До похода две недели. На пятерых (собирающихся, я напомню, на Итуруп) у нас: три билета на паром до Кунашира на 7 августа, три авиабилета с Кунашира на 19 августа, пять авиабилетов с Итурупа на 17 августа. И не спрашивайте, как так вышло. Совершенно непонятно, куда и каким составом мы идём. Группа дружно надеется, что всё-таки на Итуруп и всё-таки впятером. Надежду сию подпитывает обещание авиакомпании организовать дополнительные рейсы.

За неделю до старта, когда продуктовая раскладка закуплена и расфасована в формате «2+3», то есть как на две независимые группы с возможностью совмещения (всё, что нужно готовить, синхронизировано), появляется рейс на седьмое августа. Ура. Осталось сдать Кунаширские билеты. На самолёт — легко и почти безболезненно. На паром — в кассе Южно-Сахалинска. Спасибо, что не в порту, который находится в соседнем городе.

Вес рюкзака нынче вполне гуманный: помимо техники в ручную кладь пришлось выселить всего лишь спальник.

Билеты до Южно-Сахалинска были куплены ещё зимой. Можно сказать, с них и начался этот поход. Точнее, с наличия оных по адекватной (всего-то 20 тысяч) цене. Рейс прямой, но из Москвы.

До неё же летели кучкой из частей обеих групп. Трое наших (ещё двое были уже где-то в районе Сахалина) и четверо не совсем наших. Вторых мы для краткости называли обычно сахалинцами, ибо изначально они собирались именно на Сахалин, а как их в итоге на Кунашир занесло — отдельная история. Я по-тихому прибилась к ним, ибо пересадка в Москве длинная, а кушать хочется. Можно объяснить сие и тем, что со своими мы за три недели успеем друг другу надоесть, но первый вариант был подкреплён наличием еды для меня именно у сахалинцев.

«Гуляем» по территории аэропорта.

В пять вечера мы загрузились в самолёт. В полночь мой организм начал ругаться на сплошной день за окном. О том, что день уже завтрашний, он в тот момент предпочитал не задумываться. В Южно-Сахалинске мы выгрузились в 10 часов утра, попутно перейдя на местное время и, как следствие, где-то потеряв шесть часов. Сие нам ещё аукнется, ну а пока пора рассортироваться по группам.

Сахалинцы уже в сборе (их тоже пятеро), а у нас недостача — двое где-то на вокзале. Они уже успели получить погранпропуска на всю группу, у сахалинцев же этот квест ещё впереди. Зато у нас, как вы помните, три билета на Кунашир, которые просятся обратно в кассы.

Пропуска понадобятся нам через несколько дней — все Курильские острова расположены в погразноне, куда просто так не пустят.

Мужская часть сахалинской группы.
Почи все.
Двое наших и вторая группа в полном составе.

Добравшись до вокзала (маршрутка за 20 рублей), оставили рюкзаки Ирине с Ваней и отправились сдавать билеты. На всякий случай — втроём: кто их знает, эти теплоходные порядки. Как оказалось, не зря, ибо чтобы купить билет на кого-то, достаточно разжиться копией его паспорта, а вот сдавать оный надлежит исключительно лично. Будем считать, что это у нас экскурсия по городу была. Совмещённая с походом за едой на обед. Ну и цены у них тут...

На вокзале же вытащили из рюкзаков продукты и вещи, которые пригодятся нам только на Итурупе. Всё это решили оставить в камере хранения, чтобы не катать на себе лишний раз.

Маршрут наш начинается у посёлка Свободное, возле рыбозавода. От Южно-Сахалинска километров 60, в основном по грунтовкам. Не мудрствуя лукаво, заказали в такси минивэн. У проходной водитель попытался сдать нас на завод — мол, работников привёз. Потенциальные работники сонно протестовали, за что были выгружены прямо на пляже. Это тут разновидность дорог такая: по прибрежной полосе. Где по песку, где по гальке мелкой.

А это вот забор. «Жесть какая-то» — прокомментировал Серёга.

При нас пара машин без особого труда объехала сию конструкцию по воде.

Пляж выглядел не очень-то дружелюбно, да и вода оказалась прохладной. Но наконец-то дорвавшись до моря, мы полезли купаться.

Продвинутая ветрозащита для горелки. Внутри сей конструкции весело булькает рагу — наш сегодняшний обед.
Традиционное фото перед выходом на маршрут.

Пообедав, углубились в лес. С первого взгляда похожий на наш, лес местный неуловимо от него отличается. Другие оттенки, другие запахи. А вот насекомые те же. Наши старые друзья: оводы и комары. Впрочем, распробовали они пока что не всех и атакуют преимущественно парней. Судя по весёлому рою, почётным караулом сопровождавшего Серёгу, тот им показался чем-то вроде деликатеса. Не радуясь такому вниманию, он активно обмахивался веточкой, напоминая заядлого банщика.

Лесная дорога выглядела как-то так.
Время расчехлять палки.
У Серёги в руках запчасть от берёзового веника.

Ночёвка планировалась на озере, но дорога к нему куда-то запропастилась. Не теряя надежды познакомиться с беглянкой, мы вернулись к подозрительной дорожке, замеченной с километр назад. На карте её не обнаружилось, однако уходила она куда-то в нужную нам сторону. Полностью оправдав первое впечатление, дорожка быстро растворилась в лесу. Мысль ломиться по азимуту никого не вдохновила — вышли обратно на основную дорогу, надеясь найти воду где-нибудь дальше. Карта утверждала, что тут полно рек.

Первый привал похода.

Действительно, речки имеются. Вон, например, одна — вполне симпатичная. Вот только вокруг неё недружелюбные заросли, да и низина здесь — сыро. Зато рядом есть холм. На нём и лес поприятнее, и просвет виднеется.

Просвет же.

Полушутливо предлагаю Серёге поставить палатку во-о-он там наверху. Тот идею поддерживает. Пока он карабкается в горку сквозь реденький бурелом, я ухожу дальше по дороге — вдруг там тоже хорошо.
А нет, не вдруг. Справа всё тот же холм, слева низина и заросли. А наверху, говорят, жить можно. Только расчистить немного надо.

Ну как «немного»...

Парни остались разгребать место под палатку, а мы втроем ушли полоскаться. И котелок под воду прихватили.
Спустились на дорогу и пошли вдоль реки, выбирая место поудобнее. Бодро петляя, речка уводила нас в лес. Каждый поворот её сопровождал небольшой омут, вполне подходящий на роль ванны. Вдоль русла кучковались ровные площадки.

Тут можно бы и на ночь встать, кабы не обилие комаров. Но в воду-то они не суются. Как, впрочем, и девчонки. А зря: бонус купания — снижение интереса реагирующих на запах насекомых. Вспомнив, видимо, об этом, Саша сделала вид, что поверила в приятную температуру воды, и всё-таки окунулась.

Тут мы и будем жить.
И крыша имеется.
В тапках по такому скакать — сплошное удовольствие.
Бурелом способствует компактности.
Костровая перекладина оказалась высоковата.

Любознательный костёр стремился познакомиться со всем вокруг, метаясь из стороны в сторону. Обиженная его невниманием вода наотрез отказывалась греться. В развлекательной программе вечера особое место заняли прыжки через брёвна и прочая беготня по бурелому — слишком уж бойкое пламя периодически требовало срочного щелчка по носу.

Ужин с остатками «домашних пирожков».

По палаткам расползлись в десятом часу. За день пролетели 8,5 тысяч километров, где-то потеряв ночь. И 6,5 километров за пару часов прошли. Впереди у нас четыре дня на Сахалине.

День второй. В гостях у чаек

2019   Сахалин

Как мы Сахалинскую область топтали

К оглавлению

Неожиданно для себя нагуляли 250 километров по Сахалину и Итурупу. В фильм не вошли цепочки свежайших разнокалиберных медвежьих следов и характерно шуршащие-ворчащие кусты бабмучника. Сами медведи тоже не вошли. И нескольких десятков переправ через одну и ту же речку в нём тоже нет (хотя парочка относительно безобидных имеется). Как нет и купаний в горячих источниках под августовским звездопадом. Зато есть кусочки местной природы и прочих достопримечательностей в компании всяческой живности. А так же сопящий в дырочки (которые фумаролы) вулкан, разномастные мысы, бухты, скалы и водопады. Ну и море с океаном. Кстати, как оказалось, в самом узком месте острова одно от другого отделяют от силы пара часов пешего хода

День первый. Приключения начинаются

2019   Видео   Сахалин