9 заметок с тегом

Сахалин

Позднее Ctrl + ↑

Сахалин-Итуруп. День пятый. Перемещаемся на Итуруп

К оглавлению

Проснулась под дождём. Судя по звуку — частым и крупным. Впрочем, было в нём что-то неправильное: постукивало так, будто ветер дул одновременно со всех сторон. Вот только ветра со столь дурным характером за бортом явно не наблюдалось. А наблюдалась утренняя атака пресловутых морских блох.

Перейдя разочаровавший нас железистый ручей, вышли на грунтовку. С лужами и комарами. По ней пришли к проходной рыбозавода. Осталось пройти его насквозь, и мы окажемся на том пляже, где в 11:00 нас будет ждать водитель.

Цивилизация. Будем считать, что мы по ней соскучились.
Впереди рыбозавод. Нам вон к тем белым пятнышкам, что в правой части фотографии.

Выходом в восемь утра мы даже перестраховались — дошли за полтора часа. На пляже тьма народу: оказывается, сегодня воскресенье.

Поели, завалились спать.

Лежу с блокнотом, на море краем глаза поглядываю. И что-то мне его стало загораживать. Машина какая-то. Отогнав вялую мысль, что логичнее с её стороны было бы над нами проехать, отвернулась обратно к блокноту. Однако машина никуда не делась — замерла рядом. И водитель, кажется, на нас смотрит — будто ждёт чего-то. Видимо, я тоже задремала — не узнала нашего водителя. Как-то не ожидала, что он на полчаса раньше объявится. Наро-о-од, подъём! Карета подана.

В 11:40 мы выгрузились на привокзальной площади. У нас же вещи тут в камере хранения — достать надобно. Заодно и пообедаем в парке на скамейке.

Ваня нашёл рынок — предлагает прогуляться до него.
Двое с вещами остались, а мы втроём на экскурсию пошли.
Фото в честь завершения первой части маршрута.
В парке аж несколько фонтанов.

С Ириной и Ваней догуляли до местного рынка, на обратном пути еды какой-то взяли. Серёга закопал под кустом баллон с газом, надеясь найти его на том же месте через 10 дней. Теперь можно и в аэропорт перемещаться.

В маршрутку трамбоваться мы поленились и заказали очередной минивэн. В дороге водитель рассказывал про местную природу — про ракушки, например, встречающиеся на вершинах гор. А после устроил нам экспресс-экзамен по географии с вопросами в духе «самое высокогорное озеро» и прочее «самое-самое». Количеству правильных ответов приятно удивился.

За время ожидания в аэропорту мы изучили все доступные розетки и рассредоточились по помещению, постепенно перебравшись к самым удобным — тем, что над скамейками торчали.

Аэропорт в Южно-Сахалинске маленький и многолюдный. Стоек регистрации аж восемь, однако возле них неоформленная толпа, слабо напоминающая упорядоченную очередь. С трудом нашли ту единственную, что наш рейс обслуживала.

Самолёт с пропеллерами на 50 мест. И сопровождающее посадку ворчание «по одному на трап», ибо трап тот — лестница из двух ступенек, откидывающаяся прямо из самолёта. Пока все рассаживались, мы за пилотами наблюдали — кабина замечательно просматривалась.

Самолёт. Не верьте хмурости погоды — это с обратной дороги фотография.

Под нами сплошные облака — даже моря не видно. Лететь 1:20 — до острова километров пятьсот.

Без проверки документов из самолёта никого не выпускают. Пора доставать погранпропуска.

До здания аэропорта идём пешком. Оно маленькое, но чистое и аккуратное. Видно, что новое — первый рейс тут приняли в 2014 году.

Вулкан Богдан Хмельницкий — наша культурная программа на ближайшие дни.
Аэропорт.

Тут нас должен встретить Иван — какой-то родственник знакомых по даче Ирины с Ваней. В общем, человек совершенно не близкий. Тем ценнее то, как он помогал нам на острове. Вот только со звонком ему какая-то ерунда вышла: днём он трубку не взял, а вечером пожурил, что не позвонили мы заранее. Пришлось подождать, пока доедет. Впрочем, за это время мы успели спокойно получить багаж и наполнить водой бутылки, чтобы не искать в ночи ручей с чистой, не сернистой водой.

Попытка дозвониться до встречающего.

Оказывается, мы впятером со всем барахлом отлично входим в Крузак. Это тут, кстати, основной транспорт: у половины жителей они, у остальных другие джипы. Праворульные, естественно. А легковушек здесь почти нет, ибо делать им тут нечего: асфальта на острове совсем чуть-чуть, почти все дороги в лучшем случае отсыпанные. Впрочем, качественно отсыпанные.

Доехали мы до проходной карьера. Дальше машину не пропустили, показав камеру на столбе. Мол, за этим строго следят. Пешком — пожалуйста, а на машине нельзя.

И ещё с одним обещал помочь нам Иван: с топливом для горелки. Достать его тут не так-то просто, ибо заправок на острове не водится. Строят одну, да никак достроить не могут. А пока что местные покупают солярку у военных — по 500 рублей за двадцатилитровую бочку.

Изначально планировалось, что полторашка горючей жидкости встретит нас прямо в аэропорту, но в процессе телефонных переговоров кто-то кого-то запутал, и Иван решил, что топливо мы уже где-то раздобыли. Высадив нас у карьера и прихватив пустую бутылку, он поехал домой, чтобы минут через двадцать вернуться с недостающим элементом снаряжения.

Мы же это время использовали на перетряхивание рюкзаков — собирали очередную закладку. Маршрут по Итурупу-то у нас составной, с несколькими переездами между разными районами. На Хмельницкий у нас дня четыре, не больше. А обратно мы пойдём через этот же карьер. Вон в том вагончике, говорят, можно мешок с вещами оставить.

На карьере этом добывают банальную щебёнку. Из вулкана-то. Кстати, действующего и варварством людей несколько расстроенного: после каждого взрыва на карьере вулкан ощутимо ворчит. Сторож говорит, что не удивится, ежели он когда-нибудь не выдержит такого надругательства и всё-таки рванёт.

Успокоив, что в ближайшие дни взрывов не планируется, нас, видимо, в качестве компенсации, обрадовали тем, что медведи на Итурупе нынче голодные, а потому злые. Рыба, мол, с нерестом припозднилась, в реки не зашла. Мишкам есть нечего. Они и в города выходить стали. И лучше бы у нас с собой не только свистки и фальшфейеры были. Упс. Именно таких историй на ночь глядя нам и не хватало. А ведь темнеет уже. Десятый час. Как-то мы подзадержались, и к ужину теперь пойдём по темноте.

Через пару километров вдалеке показался красиво подсвеченный дом. Выглядел он прилетевшим сюда из сказки и казался совершенно неуместным. Из памяти ещё не улетучились смутно выступающие из темноты механизмы — последние строения, которые мы видели на этой дороге. И тут нечто яркое и цветное. Словно пряничный домик. Будто мотыльки, мы приближались к нему, понимая, что где-то за ним прячется наша тропа.

Очарование несколько развеялось, когда оказалось, что тропа перекрыта. Подходы к ней скрылись под элементами ландшафтного дизайна. Пришлось его чуть-чуть потоптать — обхода мы так и не нашли.

Тропа прикидывалась дорогой — по этой её части явно когда-то ездили. С обеих сторон подпирали её высокие кусты с примесью бамбучника. Далеко идти мы не стали — и так уже километра четыре от проходной прошли, пора лагерь ставить. Нашли что-то похожее на поляну и решили обосноваться на ней.

Поляна. Такой мы увидели её с утра.

Жгли костёр и прислушивались к шорохам в кустах. Когда недалеко тревожно закричали птицы, дружно обсвистели всё вокруг. Кусты притихли. Кажется, пора спать, а то мы тут не такое ещё услышим. Позади Сахалинское кольцо, впереди Итурупские приключения.

День шестой, немного скальный

2019   Сахалин

Сахалин-Итуруп. День четвёртый. Ещё немного о дарах моря

К оглавлению

На завтрак молочная каша с просолившейся за ночь рыбой. И нет, от сочетания такого нам не поплохело. Ночью, кстати, никто к нам не пожаловал. Наверное, после Итурупа мы бы так рыбу не оставляли. Тут же хоть и встречаются следы обитания медведей, совсем нет свежих отпечатков лап, заставляющих вспомнить все известные предосторожности.

И вновь утро.
Собираемся.
Забор.
Попытка прикрыть шею и уши.
Водопровод.
То ли скала, то ли стены кусок.
Вдохновившись вчерашним днём, мы решили, что на дорогу соваться не хотим — весь мыс по берегу обойдём.
К обещанным накануне рыбакам вышли через ходку. Те пожурили нас — мол, где же вы вчера были.Оказывается, их даже предупредили, что мы придём.
Водопадов — уйма.

По берегу идётся легко, а шум моря заглушает звуки, заодно маскируя отсутствие оных, и я частенько обнаруживаю себя где-то впереди, в отдалении от остальных. Не специально убегаю, просто не замечаю, как ускоряюсь. Вперёд же гонит меня любопытство: интересно ведь, что там за поворотом очередным скрывается. А поворотов таких сегодня много, ибо сейчас мы обходим мыс, километров на шесть выдающийся в море, и береговая линия, ещё вчера бывшая условно прямой, сегодня однозначно выпуклая: мы постоянно немного заворачиваем влево.

Под это дело развлекаюсь экспериментами над группой: меняю траекторию движения, переходя с прибрежного песка на дорогу, с дороги на крупную гальку, а с гальки на условно плотный песочек, и, выдержав паузу, оборачиваюсь. Чтобы в очередной раз заметить, как остальные повторяют сей путь. Экие дисциплинированные. Нельзя сказать, что я нелогично дорогу выбираю, но и на единственно верную она совсем не тянет. Впрочем, ежели меня с кем-нибудь местами поменять, общая картина не изменится. А почему так — это уже отдельная тема, интуитивно понятная. Но наблюдать всё равно забавно.

Для чистоты эксперимента лучше бы ускориться.
Здесь мог быть гребешок.
Такие вот островки в тот день регулярно встречались.

Здорово идти по кромке моря. Так, чтобы волна всё время поворачивала назад, лишь чуть-чуть не добегая до обуви, неосторожно сунувшейся на её территорию. Волны не равномерны, но если прислушаться, можно поймать их ритм и почти неосознанно вычленять закономерности в дыхании моря. Они не безусловны, но помогают идти ровно, не расходуя силы на убегание от волны, в которой только почудилось желание пощекотать тебе пятки.

Иногда, впрочем, случаются и просчёты. Но не испортить им удовольствия от ощущения единения с природой. Когда цепляя волну лишь краем бокового зрения, чувствуешь, стоит ли сейчас чуть отойти или, наоборот, можно придвинуться к морю. Туда, где песок плотнее, а ветер свежее. Туда, где пройти беспрепятственно можно лишь подружившись с любознательной волной. Почувствовав ритм моря.

По берегу идёт вполне уверенная дорога.
Регулярно устраиваем акции по спасению медуз.
Погода продолжает радовать.
Звезда. Во всех смыслах.
Берег куда-то пополз.
И вновь встреча с местными.

Опять дружелюбные расспросы и подробные ответы. Мы ещё не знали, что это только начало. Что отныне под каждым почти водопадом будут отдыхать компании местных. И ни одна из них не оставит нас без внимания. А к середине дня мы устанем снова и снова рассказывать примерно одно и то же и начнём подумывать, не завести ли нам таблички с ответами на самые популярные вопросы. Откуда и куда мы идём, откуда сами, встречались ли с медведями, как нам тут и как нас сюда занесло — вопросы эти менялись местами и различались формой, но от общего стержня не отклонялись.

Впрочем, похожесть их была вполне объяснимой, а живость оных нас, скорее, радовала. К расспросам же порой прилагалась какая-нибудь интересная информация. Или приглашение угоститься. Или рыба. Сейчас вот, например, это два окуня.

И по этому поводу у нас обед.
Находка.
Ваня ушёл к воде — дары моря искать. Через пару минут прибежал, схватил сеть и ускакал обратно на берег. Вернулся с рыбой.
Поймал её у берега: огрызком сети накрыл, обернул и вытащил. Вот и пригодилась «сеть».
Рыба с таким поворотом явно не согласна.
Предобеденное.
Мягкое бревно.
И снова в путь.
Море прикидывается болотом. Зато в воде полно запчастей от крабов и всякой мелкой рыбёшки.
Кто шагает дружно в ряд?
Нашли «свободный» водопад, под которым не было отдыхающей компании. Перекур.
Поход удался.
Вдохновлённый обеденным уловом, Ваня пошёл искать что-нибудь ещё. Или кого-нибудь.
То ли Саша сегодня добрее, то ли у Серёги реакция не в пример лучше моей.
Это уже не лодка частников, наверняка рыбзавода судно.
Тут мы резко вспомнили, что у нас есть свистки, и вообще ускорились, дабы не попадаться на глаза тому, кто сим уже разок обедал.
Впереди тоже часть Сахалина.
Парни делают вид, что канат держат. У него же на сей счёт иное мнение. Пожалуй, от перетягивания оного мы воздержимся.
А над нами маяк. Стало быть, мы сейчас на кончике мыса.

Свет маяка видно было вчера ночью. Дойти до него по дороге мы почему-то не пожелали. Зато на очередном привале увидели что-то вроде тропинки, круто уходящей наверх. Туда, откуда призывно выглядывала верхушка маяка. Не удержались и полезли на экскурсию. Продравшись через кусты и забравшись на какую-то бочку, вылезли на искомую тропинку.

Чем выше мы поднимались, тем яснее становилось нам, что никакая это не тропа. При ближайшем (куда уж ближе) рассмотрении более всего сие напоминало след от той самой бочки, скинутой со склона. А тропа тут всё-таки имелась. Где-то наверху. Вылезли мы на неё как раз там, где она заканчивалась, упираясь в кучу мусора. Кажется, мы только что сыграли в японских партизан.

Говорю же, болото.

Строения какие-то, адрес даже имеется (кто-то предлагает вызвать такси прямо сюда). И тишина. Через пару минут из домика вылезает мужик. На наше «мы не туда залезли?» бурчит, что вообще-то да и, бросив «подождите» уходит в сторону маяка. Возвращается с девушкой. Кажется, нам привели экскурсовода.

Познакомьтесь: маяк.

Маяк японский, тридцатых годов постройки. Старое название его — «Айро мисаки» — ныне изменено на «Тонин». В машинном зале механизмы, которым и до векового юбилея не далеко, мирно соседствуют с вполне современной техникой.

Машинный зал.

Попросились наверх залезть. Получив разрешение, поняли, что наверх — всего лишь на крышу пристроя. А на самом маяке посторонние не приветствуются. Жаль.

Вон по тем двум лестницам.
Эта штука некогда подавала звуковые сигналы во время туманов.
«Смотрите все на море».
Вон туда.
Интересно, что это было?
Для полноты картины.
Все люди как люди, а я чего творю?
Спуск с маяка представьте сами.
Канат без нас не скучал.

На ночёвку остановились через ходку, чуть-чуть не дойдя до начала цивилизации. Точнее, отойдя от него обратно. Оное было представлено какими-то контейнерами и начинающейся возле них дорогой — наезженной грунтовкой, а не привычными нам колеями в песке. Тут уже проклёвывалась сотовая связь, а вместе с ней — и возможность заказать такси. Не сюда, конечно, а к проходной завода. Осталось до туда километров шесть, и в 11 утра мы уж точно готовы будем уехать.

Лихим ветром откуда-то принесло интернет. Саша заказала такси через приложение. Устав ждать подтверждения, она позвонила тому водителю, который четыре дня назад нас нас сюда привёз. Тот, проворчав, что сразу надо было так делать, а сейчас он же наш заказ и взял, и попросил в приложении оный отменить. К этому моменту интернет уже закончился, так что получилось сие далеко не сразу.

Купаться сегодня полезли все. Ещё бы: вода тут — парное молоко. Плавать негде, ибо мелко, зато можно лежать. Чем мы и занялись. А обилие мелкой рыбы вдохновило Ваню с Сашей — основных добытчиков нашей группы — заняться установкой сети.

Определившись с местом для лагеря, задумались, куда же пристроить палатку. На безопасном (привет приливам) расстоянии от воды слой водорослей. За ним дорога, дальше — скала, под которой лучше не вставать. Водоросли — это мягко, но несколько ароматно. К тому же, в них ещё и насекомые какие-то обитают. Днём они спят, но в темноте очень уж надоедливыми становятся. Нарекли мы их морскими блохами — за прыгучесть чрезвычайную. Она-то и утомляла. Например, в кружке, оставленной без присмотра на несколько секунд, можно было обнаружить нескольких же блох. И лучше уж обнаружить, ибо там они точно есть, а вкус чая наличие ничуть не улучшает.

Очистка территории. Грабли версии 1.0.

Вода в ручье оказалась железистой. Думали было, что это труба, в которую он упакован, так подгадила. Но нет: с водой, набранной в кустах над трубой была та же ерунда. Решили сходить до прошлого ручья. Рыболовы остались сеть конструировать, а мы втроём пошли выгуливать пустые ёмкости для воды. По пути запоминали наиболее симпатичные дрова — на обратной дороге планировали подобрать и их.

Тот ручей тоже выходил из трубы — цивилизация, однако — но на вкус оказался ощутимо приличнее забракованного.

Вечереет.

В лагерь возвращались с приключениями. Приключениям мы были обязаны дровам. А именно — не желающим лежать смирно палкам, которые дружно стремились к минимуму потенциальной энергии. Вниз то есть. Серёга сноровисто волочил пару брёвен, а мы с Ириной развлекались вовсю. Устав воевать с порывающейся разбежаться мелочёвкой, я связала её резинкой от поппера и весь оставшийся путь придерживала оную увесистой палкой, Ирина же усмирила свою охапку дров запеленав её в анорак.

С топливом теперь порядок.

Ребята насобирали по берегу пустых бутылок и соорудили мини-сеть. Всё в ней было хорошо, за исключением размера ячейки, совершенно не подходящего мелкой прибрежной рыбе. А та сию конструкцию воспринимала то ли как личное оскорбление, то ли как обьект современного искусства. Приглядевшись, можно было увидеть, как рыба косяками проплывает через эту сеть — будто по проспекту гуляет. Кажется, вариант «рассмешить — авось сама на берег выбросится» не сработал.

Импровизированная сеть.

Тишина. Ни ветра, ни волн. Только птички какие-то стайкой летают, лихо перестраиваясь над морем. Робкой кучкой выползло комарье и почти сразу куда-то пропало. Из водорослей начинают вылезать пока ещё сонные «блохи».
За сегодня мы обогнули мыс и теперь видим вдали огни Сахалина. Там гремит салют, разлётом между звуком и картинкой намекая, что он далековато.

Вечерний балаган.
Вдоль берега полно нерп. Или это японские аквалангисты?
Из-за суши впереди порой кажется, что это всего лишь озеро.

День пятый. Перемещаемся на Итуруп

2019   Сахалин

Сахалин-Итуруп. День третий. Да здравствует рыба!

К оглавлению

В пять утра народ решил поискать рассвет. Тот сонно пробурчал чего-то из-за туч, но вылезать отказался. Смилостивился он уже в седьмом часу — выглянул над морем, стыдливо прикрываясь всё теми же облаками.

С добрым утром.
В поисках рассвета.
Облака потихоньку растаскивает.
Смутно слышно чаек.
Видео в формате 360 и должно, теоретически, всяко-разно поворачиваться в разные стороны.

С утра решили, что на Великан мы не пойдём: по берегу до него не пройти, а круто уходящая в горку дорога через лес нас на особо вдохновила. И спуститься с неё непонятно — можно ли. Тем более, самое интересное мы уже на Птичьем посмотрели.

Вышли мы в 9 утра.
Солнце с ветром объединились и прогнали насекомых. Вот сразу бы так.

У реки Ваня вспомнил, что забыл сеть. Ну как сеть — огрызок оной, найденный возле нашей стоянки. Отправили его обратно. Мол, как же мы без сети на лососей. Действительно, с такими снастями у нас будет шанс, что лососи сами на берег вылезут — посмотреть на этих чудаков поближе. А там, глядишь, со смеху бдительность потеряют. Тут-то мы их и возьмём.

Песок под ногами несколько затрудняет передвижение с рюкзаком, но неудобство это с лихвой компенсируется окрестными пейзажами.
Капитан при подзорной трубе. Только с направлением малость ошибся: через неё полагается морские дали обозревать.
Подмытый речкой берег словно приглашал полежать.
Ламинария. В сыром виде она действительно напоминает капусту. Не вкусом, так хрустом.

Через час после выхода заметили вдали кучку цветных пятен, в которой заподозрили лагерь наших сахалинских друзей. И чем ближе мы к ней были, тем сильнее утверждались во мнении, что нам не показалось. Больших пятен там было два, а подвижных цветных насчиталось ровно пять. Ну точно, наши: у них тоже две палатки, да и цвета уже узнаваемы.

В лагере делали вид, что нас тут нет, продолжая копошиться. А как же тёплая встреча и прочие атрибуты пересечения земляков на чужбине? Мы уж думали, они нас признавать не хотят, но ехидное «а что это вы тут делаете?» из лагеря живо развеяло сие ощущение.

Судя по отсутствию фотографий, это была совершенно секретная встреча. Ещё бы — меня же в очередной раз пытались перевербовать, обещая горы рыбы и прочих даров Сахалина. Кстати о рыбе. В отличие от нас, ребята с оной уже познакомились и даже подружились. Мало того, их сотрудничество чуть в обжорство не перешло. Первую партию они на рыбзаводе купили, вторую Глеб наловил. Он-то засланный казачок — несколько лет на Кунашире прожил. Не то что мы со своим огрызком сети.

От конкурирующей организации (дружественной группы то есть) мы получили совет идти по берегу. Дескать, с проходибельностью там проблем нет, зато в наличии тёплые заводи и пункты питания — места, где стоят радушные рыбаки или отдыхающие. Вчера от угощения ребята отбивались своим уловом. Заманчиво. Вдруг и нам повезёт.

Единственное фотосвидетельство нашей встречи — кадр от второй группы.
Судя по наличию следов, это вид назад.
Таких вот поворотов с манящей неизвестностью впереди в тот день было полно.
Экспресс-охлаждение и оживление приунывших в ботинках ног.

Вскоре после встречи с объевшимися рыбой, Серёга озвучил идею идти вдоль моря. Мол, раз там везде проходибельно, ничто не мешает нам изменить маршрут. Вот это другой разговор: от предложения идти через лес впору было бы перебежчиком стать. Впрочем, вряд ли среди нас нашёлся бы хоть один желающий добровольно променять путь по берегу на дорогу через жужжащий лес, а посему решение перекроить маршрут было вполне ожидаемым.

Вон то пятно в белой окантовке на заднем плане — это камень в ожерелье из поплавков.
Вдоль берега почти везде скалы, поэтому водопадов тут много: у рек, стремящихся к морю, нет иного выбора, кроме как нырять со скал.

Ещё через часок вышли к рыбацкому стану. С рыбой там оказалось как-то не очень: утренний улов уже увезли, до вечернего ещё далеко.

В 11:20 у нас случился перекур возле мелководья. Желающие устроили сеанс охоты на морских ежей.
Ёжиков не нашли но и надежду не потеряли — Саша даже переобувать сапоги на ботинки не стала.
Попытка спрятать подгорающие уши.
В 12:00 нашли ежей. Совсем не там, где искали изначально. «Рыбное место» подсказала аномальная активность чаек.
Добыча.
Главный специалист по морской живности.
Писец скальный.

Экзотическое лакомство народ не особо оценил. Цвет у них весёленький, консистенция так себе. Мы с Ириной от участия в эксперименте вообще отказались. Ваня, кажется, просто убежать вовремя не успел. Серёга же был главным подопытным и одним экземпляром не обошёлся. Глеб, помнится, жаловался, что та группа ёжиков есть отказалась. Вот смотрю я на выражение лица прикоснувшегося к прекрасному Серёги и смутно понимаю, почему.

Собрание гурманов.
Почти всех ежей в итоге обратно отпустили.
... некоторым же не повезло.
Какие-то безлюдные строения.
Часа в два подошли к очередному водопаду и встали на обед.
В этот поход взяли по баночке ореховой пасты на душу. Неплохо зашла, между прочим.
Скалы притягивают взгляды причудливыми формами.
И вон сколько такого добра всюду.
Кого это они там нашли?
Очередной облаз.
Ежели покрутить видео, можно увидеть, как военный совет решает, что интереснее идти по берегу, не срезая мыс, как это сделала вторая группа.
Скалы под ногами намекают, что сейчас отлив.
Видите тот «клюв» у подножия скалы справа? Там мы надолго застряли, любуясь пейзажами.
Периодически встречаются сети. К каждой прилагается табличка.
А вот и пресловутый клюв.
Вышли из-под облаков. С собой бы их захватить на буксире, ибо мы уже средней степени прожарки.
Интересно, видно ли отсюда Птичий?
По камням можно далеко от берега упрыгать.
Здесь в любой момент можно развернуться так, чтобы камни «выстроились» в линии.\
То же в объёме.
Двухместная площадка для фотографий.
Кстати, подойти туда только слева можно. Желающие приглашаются мысленно попрыгать по камням.

Вернувшись к рюкзаку, я обнаружила, что он вознамерился уплыть в далёкие края. Подумала было, что от красоты окружающей разум потеряв, я сама скинула вещи в воду, да наткнулась взглядом на озадаченного Серёгу, занятого, видимо, аналогичными мыслями. Могла бы и сообразить, что при столь ненавязчивом уклоне суши «далеко от воды» — это дальше, чем несколько метров. Мы ещё вовремя к вещам вернулись: прилив только вошёл во вкус, и через полчаса рюкзаки пришлось бы отжимать, а так только накидки намокли немного.

Не успела увернуться от обработки пантенолом. Нет у меня больше друзей...
Остатки какого-то судна.
Кто-то простых путей не ищет.
Очередной водопад. Много же их тут.
Для компании ему.

К рыбакам вышли под вечер. Вылезли, точнее — из-за очередной скалы, уходящей в море. Здесь рыбы тоже нет. Будет через часок — это рыбаки уточнили у тех, кто в море, при нас связавшись с ними по рации. Во сервис. Над нашим робким «пару рыбок» мужики дружно посмеялись, а узнав, откуда нас сюда принесло, то ли зауважали, то ли к ненормальным причислили. Впрочем, кого я обманываю? Фраза «Я бы ни за что так не пошёл» явно ближе ко второму.
Следующий стан всего через четыре километра. Кажется, у нас всё-таки будет рыбный ужин.

Последняя скала — дальше по берегу можно свободно проехать.
Позади рыбацкий стан.

Услышав волшебное слово «рыба», мы дружно поскребли по сусекам и откопали у себя второе дыхание: очередная ходка получилась ощутимо бодрее предыдущих.

Ещё от стана заметили мы вдали пару ярких пятен — явно два лагеря. Поравнявшись с первым, увидели девушку, снаряжающую лодку. Компания у девушки была что надо: три крупных рыбины, вольготно разлёгшихся на песке. Увидев наши взгляды, все всё поняли: и девушка, и рыба. Первая кивнула в сторону живописной кучки — берите, мол.

Вот это поворот. Мы даже поздороваться не успели. Да и взгляды, хочется верить, у нас не такие уж и голодные были. Не веря своему счастью (и оставив оное на берегу), мы побрели к тенту, приютившемуся под скалами, где заседала остальная часть компании. Там сие заманчивое предложение подтвердили, окончательно убедив нас, что мы просто заснули на берегу, а теперь спим и видим рыбу, которая сама просится на стол. Здесь же нам рассказали, как делать икру-пятиминутку: вдруг где попадётся. И пакетом под улов снабдили. И до берега проводили — видимо, чтобы мы не скромничали и всё забрали.

За рыбой, как видите, далеко ходить не надо.
Что же, что же у Серёге в пакете?

Следующим лагерем оказался тот, в котором наших сахалинцев вчера накормить порывались: и по описанию похож, и по удивлению их на тему «вчера только пятеро из Екатеринбурга проходили». Заверив местных, что завтра к ним не выйдут ещё пятеро, мы отправились навстречу ужину.

До рыбаков, как вы понимаете, мы не дошли — остановились у очередного водопада. С местом под палатку тут оказалось как-то не очень: с одной стороны дорога, с другой скала, которая явно периодически постреливает камнями. За поворотом ещё хуже. Прикинули, что палатки воткнуть есть где, но решили не торопиться. Ужином занялись. Половину рыбы засолили, половину сварили под макароны. Чайки начали как бы невзначай рядом прогуливаться да покрикивать, друзей зазывая. После короткой, но шумной потасовки за рыбьи головы, они сыто притихли.

Дрова.
Еда.
Сушка всей Ирины.
Блюдо посчитали готовым через пару минут — дальше рыба совсем разварилась бы.

Я говорила, что не люблю рыбу? Забудьте. Как выяснилось, не люблю я рыбный запах и мелкие кости. Рыба, которая была приглашена на наш ужин, про эти недостатки и не догадывалась. Обладая скромным количеством костей, преимущественно крупных, она пахла так, что и руки-то после неё мыть не хотелось. Вот теперь можно поверить, что мы на Сахалине.

Почти праздничный ужин.

Всё не осилили, притихарив часть засоленного на завтра. Остатки сложили в тарелку, которую, плотно закрыв, поставили в кастрюлю — тоже с крышкой. Всю эту конструкцию поселили в ручей и заложили камнями, дружно договорившись верить в то, что эти предосторожности рыбный дух замаскируют, и медведь к нам на ужин не заглянет.

Ужин — это прекрасно, но пора уже на ночь обустраиваться. Парни предлложили поискать другую стоянку в пределах, этак, метров пятиста. Спросите, почему мы до ужина сей вопрос не решили? Нам нужна была проточная вода, ибо чистить рыбу на песочке возле лагеря — мохнатых гостей ночью ожидать. А теперь можно наполнить все бутылки и переместиться.

Однако перемещение под рюкзаками, по моему мнению, с плотным ужином сочетается слабо. Ирина сию позицию полностью разделила, а вот Саша почему-то собралась идти с парнями. Поймав наши обвиняющие взгляды, она пояснила, что идёт-то с ними, но представлять будет интересы девочек. Ну а мы с Ириной, чувствуя себя колобками, с места двигаться не пожелали, понадеявшись, что ничего хорошего ребята не найдут. Ибо нечто, расположенное дальше, чем в сотне метров от сытых нас, хорошим быть не могло по определению.

Разведчики вернулись быстро. Разглядев за ближайшим поворотом какую-то компанию, они решили, что мы и на нынешнем месте неплохо переночуем. Какая мудрая мысль. А от дороги, близость которой и сподвигла парней поискать другую стоянку, мы вкопанными брёвнами отгородились.

В очередной раз поставленный на огонь котёл (привет солёной рыбе) кувыркнулся в костёр. На Сашин вскрик прилетел немного попарившийся Серёга в тапке и в ботинке — переобувался аккурат на «линии огня». Пара то есть.

Зацените расстояние между скалой и дорогой. Тут мы и будем жить. Ближе к воде вставать нельзя — приливом смоет.

Уютно потрескивает костёр. Тихо ворчит на нас уставший греть бока котёл, доводя до кипения очередную порцию воды. Над головой раскинулся млечный путь, переливаясь бесчисленным количеством звёзд.

Чего не хватает в сей замечательной картине? Некоторых ощущений. А ощущения у меня были — аки у пирожка (с рыбой, естественно) только что вытащенного из печи: горит всё, что имело неосторожность вылезти под солнце. Кто бы мог подумать, что в походе по Сахалину проблемой будет именно это. И судя по популярности пантенола, у нас тут собрание свежих пирожков.

Темнеет уж, а рыбаки всё ещё в море.

Для порядка: дневной прогон — 15 километров.

День четвёртый. Ещё немного о дарах моря

2019   Сахалин
Ранее Ctrl + ↓